Тоска по подвигу

Книжная ярмарка «нон-фикшн» 2019 года была, как всегда, многолюдна. Завсегдатаи и гурманы книжного рынка толпились на очень компактном выставочном пространстве в самом центре Москвы. И – неожиданно – в самом центровом месте этого главного для издателей и читателей события года я увидел книгу об Олеге Куваеве. Уже не трёхтомник самого Куваева, не отдельно роман «Территория», но книгу о нём. Против таких же и ещё значительно более броских по названию и обложке соседних книг она стоила существенно дороже.

В чём же причина такого интереса к давно ушедшему автору? Что вызвало экранизацию романа, которым мы зачитывались в нашем школьном детстве, и который ведь про людей совсем другой эпохи? Что находит в нём новое поколение моих студентов, детей Интернета и социальных сетей?

Это тоска по смелости преодоления себя и мужеству освоенческого нон-конформизма, по романтике первопроходства. Это было в нашей юности, но в последние десятилетия было потеряно в новых реалиях нашей жизни, в потоках зарубежных и отечественных фильмов про неожиданный денежный фарт, про украденные и присвоенные богатства. Ценности трудового подвига, твёрдых принципов и непокорности обстоятельствам как-то померкли.

Но оказывается – их привлекательность не ушла! И возвращение к Олегу Куваеву, переоткрытие его книг и интерес к его личности среди новой российской молодёжи и пост-советского поколения тому свидетельство. И как же было мне интересно узнать, что молодых создателей нового фильма «Территория» увлекли те же самые мысли и фразы Куваева, что и меня в моей книге «И последние станут первыми: северная периферия на пути к экономике знания». Разные поколения, но рискну сказать, что потребность в подвижнической самореализации, в героизме самоотверженного служения стране в новом поколении не меньше, чем было у нас. Его нужно просто разбудить! Скажу даже больше – мы были «перекормлены» подвигом на школьных уроках литературы. И для нас О.Куваев был просто одним из многих авторов, который писал про настоящих мужчин, готовых на беспредельный риск во имя самоутверждения, в котором всегда было и служение своей стране. А для нового поколения россиян – Олег Куваев, можно сказать, ЕДИНСТВЕННЫЙ автор, который говорит им о трудовом подвиге, о радости преодоления испытаний, а не о сладкой жизни за счёт вдруг свалившегося богатства.

И для Куваева, и для меня все эти вечные человеческие ценности естественно связываются с Севером, с Арктикой России – пространством служения стране и одновременно преодоления себя, выковывания из себя сильной личности. Их мировоззренческая, ценностная роль для страны всегда была велика. Ведь неслучайно Север стал самой основой российской государственности. Но и сегодня уроженцы Севера – в ряду политиков федерального масштаба. Пройдя прививку Севером, они вышли на первые роли столичных мэров, федеральных министров и законодателей. А я вспоминаю, что именно мой земляк колымский геолог Владимир Полеванов остановил на год разрушительную вакханалию приватизации по Чубайсу. И разве это не тот же куваевский подвиг?

Быть модератором арктических и северных конференций всегда приятно, потому что встречаешь на них духовных единомышленников, людей одной группы крови с тобой, поднимающих наверх ценности труда, а не денежного фарта. Осенняя конференция в Архангельске, посвящённая новым российским арктическим проектам, не выбивалась из этого общего ряда.

На её пленарном заседании я говорил о смелости большевиков, которые из промыслового поморского края сделали промышленную область, с развитой даже по меркам центральной России обрабатывающей промышленностью и легендарной школой военных инженеров. И было удивительно, насколько моим собеседникам из Архангельской области важна эта память, как редко их возвращают в эти легендарные времена пионерного хозяйственного освоения поморского Севера.

А в соседнем «ближнем Севере» – в Ненецком автономном округе – губернатором Александр Цыбульский, который проходит наш, классический путь профессионального мужания. Путь Куваева, путь нашего поколения оторвавшихся от столиц и испытывающих себя молодых профессионалов. И насколько же этот путь – от заместителя федерального министра экономики в арктические губернаторы – правильнее, чем путь другого его ровесника – из министров в «советники»!

Научная тема, которой я занимаюсь сейчас, – новое освоение Севера и Арктики России. В советское время она была очень популярна и престижна и разрабатывалась усилиями сотен исследователей. Существовали «освоенческие» школы по всей стране – в Москве, Ленинграде, Мурманске, Сыктывкаре, Омске, Тюмени, Новосибирске, Хабаровске, Магадане. Я отдал дань этой теме в своей докторской диссертации «Закономерности и особенности освоения Северо-Востока России».

После исследовательского бума интереса к этой теме в советское время в девяностые возникло затишье. Можно даже сказать, состояние растерянности и разброда. Какое вообще освоение, когда нужно говорить об элементарном выживании на Севере и в Арктике, даже бегстве отсюда сотен тысяч людей?

И вот в нулевые годы началось сначала робкое, единичное освоение новых ресурсных проектов в Арктике, модернизация старых добычных предприятий ещё 1930-1960-х годов постройки. В десятые годы речь уже шла о минимум десятке новых проектов, реализуемых в российской Арктике. Возникла потребность научного обобщения новых феноменов освоения 2.0, тех новых эффектов, пространственных конфигураций, актёров, которые в этом процессе задействованы.

 

 

Моя радость возвращения в эту тему была абсолютно закономерной. Страна от эпохи передела и фарта переходит к эпохе созидания и трудового подвижничества. И мой родной Север, Арктика, находятся в авангарде этого процесса. Моя мечта – чтобы в России возникла снова школа увлечённых молодых исследователей нового процесса освоения Севера и Арктики. Я убеждён, что это не чисто экономический, не чисто исследовательский феномен. Это феномен мировоззренческий и нравственный. Возвращение Куваева в нашу жизнь закономерно совпадает с новыми усилиями России в своей Арктике, с поднятым Президентом России арктическим императивом в современной российской экономике и политике.

Вспоминаю встречу с заместителем Министра по Арктике: «трудно, потому что людям нужны быстрые, очень быстрые результаты… А так же не бывает». И помню свой ответ: «людям нужны окрыляющие примеры позитивных преобразований, реализованных проектов, выполненных политиками обещаний». И представляется, что российская Арктика, Сабетта и Ванкор, Приразломное и Новый Порт, Купол и Майское, уже дают нам первые примеры таких воодушевляющих прорывов. И как тут не вспомнить куваевского работягу по кличке «Кефир»: «а ведь могём, ребята, ей-богу, могём!».

 

 

 

 

 

 

 

 

Александр ПИЛЯСОВ,
профессор МГУ,
доктор географических наук,
директор Центра экономики
Севера и Арктики


Опубликовано в журнале «Мир Севера», № 1, 2020.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *