Тоска по подвигу

Книжная ярмарка «нон-фикшн» 2019 года была, как всегда, многолюдна. Завсегдатаи и гурманы книжного рынка толпились на очень компактном выставочном пространстве в самом центре Москвы. И – неожиданно – в самом центровом месте этого главного для издателей и читателей события года я увидел книгу об Олеге Куваеве. Уже не трёхтомник самого Куваева, не отдельно роман «Территория», но книгу о нём. Против таких же и ещё значительно более броских по названию и обложке соседних книг она стоила существенно дороже.

Юрий МОГУТИН. По рекам Севера, к поморам…

Юрий Николаевич Могутин родился в 1937 году в семье дипломата, репрессированного в 1938 году – приговорённого к высшей мере, заменённой 25-ю годами лагерей. Вместе с матерью, как ЧСВН (члены семьи врага народа) был выслан из Москвы. Детство Ю. Могутина прошло в эвакуации на Урале и в разрушенном войной Сталинграде. Окончил историко-филологический факультет Волгоградского пединститута, преподавал в Забайкалье русский язык, работал в сибирских газетах. Окончил Высшие литературные курсы. Член Союза писателей СССР. Автор многих книг стихов и прозы и многочисленных публикаций в центральной и региональной печати. В частности, написал исторический роман об освоении Сибири «Сокровища Аба-Туры» (Новосибирск, 1978), а также составил и перевёл сборник стихов карельских поэтов «Берестяная котомка» (М.: Детская итература, 1990). Лауреат Горьковской литературной премии и премий «толстых» журналов. В последние годы полностью ослеп, но продолжает сочинять стихи. Живёт в Москве.

Мир Севера, № 6, 2019

Регион под микроскопом
Иван КОРОТКОВ. Будет мост – и будет рост

Гипотезы и факты.
Сергей РЮТИН. Пока безумствует мечта

Плывёт мой корабль
Олег ХИМАНЫЧ. Года стучат по судну «Кострома»
Юрий ВИЗБОР. В рейсе на «Костроме»

Мир Севера, № 5, 2019

Открывая номер
Вячеслав ОГРЫЗКО. Деньги есть, но не хватает ума

Гордость за профессию
Валентин АНДРЕЕВ. В поисках золота

Слово: живое или мёртвое
Марк ЗИМИН. В сумеречной зоне
Денис ТОКМАШЕВ. Мы не теряем надежды

От Амдермы до столицы

Как в московской школе появился музей Севера

Я побывала в Амдерме два раза. Первый шок от увиденного сменился восторгом от природы, общением с местными людьми, сотрудничеством с амдерминской школой и щемящим чувством досады, переходящим в философское осмысление происходящего сейчас там. Но обо всём по порядку.

Камчатские ветры над Чёрной речкой

Гении непредсказуемы во всём, кроме блеска, с которым они воплощают свои размышления в слова. Время и место творения особого значения не имеют. Реальные обстоятельства способны лишь перебросить вектор интересов на неожиданное ещё накануне направление. Так было и с Пушкиным, когда за несколько недель до последнего шага к смертельному барьеру на Чёрной Речке он вдруг взялся за обстоятельное чтение весьма объёмистого труда Степана Крашенинникова «Описание земли Камчатки», отозвавшись в заметках о далёком полуострове классическими по отточенности словами: «Камчатка – страна печальная, гористая, влажная»…

Спасение челюскинцев

В своё время каждый школьник знал о ледовой эпопее арктического парохода «Челюскин». Раздавленный льдами в Чукотском море 13 февраля 1934 года, пароход затонул, но люди в составе 104 человека (погиб только один с пароходом), сошли на лёд. Мороз, пурга, ночь и никто не знает во всём мире об их судьбе. Но люди не пали духом, организовались и начали научные работы на дрейфующем льду. А уже пятого марта 1934 года, 85 лет назад, началась спасательная операция по вывозу людей с льдины.